Миасс.info

 
Форум "Дети и родители"
Форумы Миасса | Дети и родители (тем: 47; ответов: 882)
Регистрация   Имя: Пароль:

Правила воспитания детей

Гость
Роман Авдеев | 25.06.2020 в 17:27
Роман Авдеев о том, какими правилами он руководствуется, воспитывая своих 23 детей, из которых 17 усыновленных.

Роман Авдеев с состоянием $750 млн. занимает 124-е место в списке богатейших бизнесменов по версии Forbes.


Семейные традиции - абсолютное благо

Любая традиция, которая положительно воспринимается всей семьей, - это абсолютное благо, а любая традиция, которая навязана, является абсолютным злом. Вся наша жизнь состоит из каких-то мелочей, и жизнь в семье тоже. Утром мы встаем и завтракаем вместе. Или, когда замерзает лед, мы катаемся на коньках вместе. Или каждый Новый год ездим кататься на лыжах. Или, когда мы находимся у себя в Липецке, катаемся на плотах или на велосипедах. Мы года три назад завели общий чат, где обсуждаем такие планы, обмениваемся фотографиями. Семья должна вырабатывать какие-то общие правила и традиции, и они должны быть органичными для каждого. Даже в мелочах все члены нашей семьи знают, чего друг от друга ждать. Это, конечно, не константа - ничто не вечно, все правила меняются со временем. Это и есть процесс взросления, когда человек учится как-то соотносить свои интересы с интересами другого.

Если дети хотят сжечь дом, нельзя позволить им это сделать

Дисциплина - это важная вещь, и она в основном касается рутины. Потому что у детей должны быть обязанности: они ходят в школу, они сами должны вставать, чистить зубы. Никто не протестует по этому поводу, потому что в выходные у них гораздо больше свободы. Особенно в карантин, когда мы стали больше общаться и обсуждать эти вопросы. Они спрашивают меня: "А почему мы должны это делать?" Я отвечаю: "Давайте у вас следующий день будет выходной, а сегодня вы сами готовите, сами убираете, сами расписание составляете. Вас никто не будит, вы ложитесь и встаете, во сколько хотите. Но вы тогда не сидите весь день в телефонах". Безусловно, правила нужно обсуждать, делать скидки на возраст. Но если они захотят поджечь дом, папино слово - закон. Мне часто приходится выступать бабой-ягой. Мне это совершенно не нравится, у нас должны быть какие-то другие отношения. Они обижаются, я обижаюсь, тут накосячили, там накосячили. Но когда их так много, должен быть дирижер. Потому что важно, чтобы какие-то базовые вещи были заложены с детства, и тогда во взрослом возрасте им будет легче.

В семье все должны общаться по-партнерски

На мой взгляд, роли родителей должны различаться, мама и папа не должны сливаться - это все-таки два разных человека с разным жизненным опытом. Конечно, мама играет огромную роль в нашей семье, но с точки зрения гендера у нас нет никаких жестких рамок. Есть традиции, которые мы оба принесли из своих семей. Мне не близки традиционные представления об отце как о таком суровом немногословном человеке. Я за модернизм. И считаю, что люди должны, тем более в семье, общаться по-партнерски, на равных. Но это не исключает, что есть роль отца - человека, который заботится о семье. Понятно, что мы все разные, и в том числе по гендерному признаку, и мы должны уважать эту разность друг в друге. И детей мы воспитываем одинаково: девочки могут играть в футбол, мальчики - готовить, если хотят. Никаких стереотипов. Хотя, если честно, мне проще обсудить какие-то вопросы с парнями, у нас есть доверие. Все-таки характеры у мальчиков и девочек разные. Маме, наверное, с девчонками проще.

Ребенок должен понимать, что такое хорошо и что такое плохо

Это основное качество, которое позволяет быть человеком с большой буквы. Конечно, у нас могут быть разные взгляды на какие-то вопросы, но есть базовые общечеловеческие принципы, которые в том числе формируются в семье. И важно даже не то, чтобы никогда в жизни не отступать от этих принципов, важно отдавать себе отчет, хорошо ты поступаешь в данную минуту или плохо. Важно, чтобы ребенок обращал на это внимание. Мы все, так или иначе, в жизни кого-то обманываем, поступаем неправильно, но мы всегда этот момент чувствуем. Это называется рефлексией. Дети, особенно маленькие, хитрят, обманывают, лукавят, но я чувствую, что они понимают, что это нехорошо, хотя и не соглашаются. И, на мой взгляд, это не воспитание, а именно осознание самим ребенком. И родители должны создать условия, чтобы ребенок на это стал обращать внимание. Мне кажется очень важным, чтобы человек в любом возрасте чувствовал себя самостоятельной личностью, ни от кого не зависимой, чувствовал себя свободным.

Я не вижу большой разницы между тем, как воспитывали меня и как я воспитываю детей

Другое дело, что жизнь была другая. Я помню, что, когда бабушка рассказывала мне про свое детство, я ее с удивлением слушал. А теперь, когда я рассказываю своим детям о тех временах, они на меня смотрят с таким же удивлением, как я на бабушку. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Но в каких-то философских, общечеловеческих подходах я не вижу разницы между тем, как воспитывали меня и как я воспитываю детей. Хотя их бабушка часто не согласна с моим подходом - она считает, что мы их балуем. Я детям рассказывал как-то историю: когда мне было 10 лет, мы отдыхали в Феодосии. Я очень любил шоколадное масло, и мне купили кусок в 300 грамм на день рождения. И мы пришли домой - и мне дали съесть только половину! И это в день рождения! Мне было искренне обидно. Но потом я уже понял, что это не масло, а маргарин, да и шоколада там нет. Конечно, по сравнению с этим мы детей балуем, но просто время было другое. И современные дети отличаются в лучшую сторону. Для меня дядя милиционер - Дядя Степа - был большим авторитетом в детстве. Все-таки мы детей должны воспитывать в реальном мире: у полицейских своя работа, их нужно уважать, потому что они работают для нас, но менее эмоционально, более реалистично.

Мои представления о воспитании все еще формируются

Я все больше и больше узнаю своих детей и понимаю, что вот здесь и здесь я был неправ. Они воспитывают меня, я воспитываю их. С младшими детьми я веду себя совершенно по-другому, чем с первым ребенком. Я бы сказал, что стал более терпимым. Хотя я никогда не был жестким с ними. Жесткость - ее во мне как раз, я думаю, не хватает. Но это уже не исправить. Но я стал младшим детям давать больше свободы. Сейчас я могу в выходной день уйти спать, сказав: делайте, что хотите. Когда был первый ребенок, я не позволил бы ему до трех часов ночи заниматься компьютером, точно понимая, что это плохо. Но сейчас я знаю, что если даешь больше свободы, а потом обсуждаешь последствия, которые из-за этой свободы возникают, то это более эффективно с точки зрения воспитания. И это рождает доверие, которого между детьми и родителями всегда не хватает.

Современные дети другие, и мне это нравится

Они более технологичные, и я в этом ничего плохого не вижу. Во-первых, я не считаю, что есть реальность, а есть какая-то дополненная реальность в телефонах. И что они, когда переписываются, что-то теряют, что было у детей раньше. Да, они другие, другая культура, другая субкультура. Я сам во многих вещах так не могу, как они. Я где-то ретроград. И они это понимают, поэтому в чате, когда они мне пишут, они обязательно поздороваются. Между собой они так не пишут. А с ретроградом-папой надо соблюсти все ритуалы, спросить, как дела. Но это нормально. И я не считаю, что телефоны портят детей. Безусловно, в их жизни должен быть не только телефон.

Все люди разные. И мы должны как-то соотноситься друг с другом. Общаясь с детьми, я понимаю, что у них разные интересы, что эти интересы надо уважать, что у них разные устремления в жизни. Например, сын мне говорит: "Мне учеба не нужна, я хочу быть спортивным инструктором". Я отвечаю: "Хорошо, профессия нормальная, но для этого надо несколько языков учить. Я не требую, чтобы ты был "мистер perfect", но учиться ты должен достойно". И я готов это обсуждать. Другие говорят: "А мы хотим футболистами быть". Я говорю: "Здорово, а что вы для этого делаете?" - "А что надо?" Я говорю: "Каждый футболист утром бегает хотя бы 10 км". Никто не побежал на следующий день почему-то. Я стараюсь объяснить, что они могут выбрать любую профессию, но они должны для этого что-то делать и учиться. А мы, родители, просто создаем условия, чтобы у них было больше возможностей для выбора. Потому что они растут и меняются на глазах. И в них что-то заложено такое, что меняет их внутри. И если ты не слепой, ты на самом деле каждый день участвуешь в этом процессе и видишь, что единственный путь - это толерантность, уважение к другому. Наша сила в нашем многообразии.

Как говорил Эйнштейн, образование - это то, что останется с вами, когда вы забудете все, чему вас учили.

У меня много вопросов к современной системе образования. Нас часто учат не пониманию сути вещей, а какому-то тупому заучиванию. У меня техническое образование. Если людей с техническим образованием спросить, что такое синус или косинус, думаю, некоторые вспомнят, что синус - это отношение противолежащего катета к гипотенузе, а косинус - наоборот. Но если задать вопрос, а зачем это нужно, я думаю, начнутся проблемы. Мы должны учить детей каким-то принципам. А у нас уделяют слишком много внимания конкретным вещам. А ведь сейчас мир настолько быстро меняется, и многое из того, что мы учим, еще во время учебы устаревает. Даже научное знание. Надо человека выпустить в реальный мир, привить ему любовь к образованию и привить навык постоянно учиться. Раньше профессор в институте, преподаватель, учитель в школе - он много знал. Он был авторитетом, потому что прочел много книжек. А сейчас берешь телефон - и это круче любого профессора: привет, Google! Поэтому надо учить работать с информацией. С нашими детьми мы, безусловно, много времени уделяем дополнительному образованию. Кто на кружки, кто на баскетбол, кто на музыку. Все говорят по-английски и многие по-немецки, я им сильно завидую. А дальше нет никаких рецептов. Я понимаю, это было бы хорошо, если бы я дал какой-то рецепт или лайфхак. Но нет у меня таких рецептов, и я думаю, что ни у кого нет.

Тема денег не является в нашей семье табуированной

Мы даем им карманные деньги и некоторую свободу их тратить соответственно возрасту. Когда им исполняется 14 лет, мы делаем им кредитные карточки, ставим лимит, то есть учим распоряжаться деньгами. Это не табуированная и не проблемная тема. Мы ее спокойно обсуждаем, и я часто спрашиваю, как они потом хотят жить. Я готов помогать, вкладываться в образование, но жить им придется самим и самим зарабатывать деньги. Папины деньги - это папины деньги. И у меня уже есть хороший пример старших детей. Когда дочери исполнилось 18 лет, я купил ей машину - "Мазду" за 1 млн. рублей. И она была искренне мне благодарна. Дочь понимает, что она это не заработала, это некий аванс. Тут вопрос мотивации: безусловно, у них хорошие условия жизни. У всех отдельные комнаты, мы ездим отдыхать. Но мы не ходим в шикарные рестораны, в том числе и потому, что, когда вас 20 человек, легче пойти в пиццерию. Это удобно и более демократично.

Я хочу, чтобы мои дети прожили любую жизнь, которую они выберут

Я вообще детям наследство оставлять не собираюсь. Я хочу, чтобы они прожили любую жизнь - но свою, а не мою. И не в обязанность перед какими-то эфемерными деньгами и наследством. Когда-то были ремесленники, у которых была традиция передавать дело отца следующим поколениям. Вот у меня кузница и секреты кузнечного мастерства, и я тебе, сынок, это передам. Но сейчас такого уже нет. Сегодня дети уходят от тебя в большой мир, где каждый будет заниматься, чем хочет. И это здорово. Я их даже постоянно троллю на эту тему: "Вот вырастите, мальчики, будете мне по 500 долларов давать, а девочки - по 200, мы с мамой не будем работать, будем кайфовать всю жизнь". Они с таким удивлением смотрят. Но они понимают, что я шучу. Для меня успешность - это жить самостоятельной жизнью, и это очень непросто. Это тяжелый вопрос - вопрос выбора. Я стараюсь помогать, стараюсь, чтобы они принимали какие-то решения, даю им все возможности для образования и роста. Я дам им минимум - простую машину и простое жилье. Но строить за них жизнь я не буду.
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку | Показать ответы в виде дерева
Ответы (5)


Гость
1. Владимир Потанин | 26.06.2020 в 14:51
Как миллиардер Владимир Потанин воспитывает детей



Любой родитель, который любит своих детей и заботится о них, будет использовать все имеющиеся у него возможности, чтобы защитить свою семью и детей.

Но в ситуации пандемии главный родительский ресурс - это личная сила воли. Нужно самоизолироваться, уменьшить круг общения и сделать так, чтобы в семье неукоснительно соблюдали все меры предосторожности, мыли руки, проводили дезинфекцию.

У нас с женой Катей часто возникает дискуссия, как приучить детей к тому, что их ждет во взрослом возрасте. И речь идет не о том, как оградить их от трудностей и опасностей, а скорее напротив - как постепенно к ним приучить.

Приведу такой пример. Когда мы с детьми катаемся на велосипедах или на багги, жена волнуется: "Нет, нет, здесь потише, здесь поаккуратнее". И как-то Данька навернулся с велосипеда - у него даже вылетел качающийся молочный зуб. Он перепугался, но быстро собрался, такой терпеливый маленький мужичок неполных шести лет. Позже мы с Катей обсудили этот эпизод. Я говорю: "Понимаешь, ему суждено было когда-нибудь откуда-нибудь упасть, чтобы понять, что такое скорость, что такое риск, к чему это может привести. Считай, отделались легким испугом". Нас же учили маленьких - это горячее, нельзя трогать. Был такой воспитательный прием в советских семьях - дать попробовать. Другое дело, что родители обязаны контролировать уровень опасности, которой подвергается ребенок, исследуя мир на собственном опыте. Так что совсем оградить детей от трудностей жизни нельзя. Зато можно передать им навыки, как с ними бороться, как вести себя в сложных ситуациях, как принимать какие-то события. Я бы назвал это навыками распознавания. Это актуально сейчас, когда мир настолько информационно насыщен, и дети получают огромные объемы нефильтрованной информации.

Если раньше для того, чтобы получить информацию, нужно было переться в библиотеку, брать книжку, читать ее, что-то выписывать, то сейчас ткнул пальцем, посмотрел на гаджет и точно знаешь, что это запоминать не должен, потому что в любой момент опять ткнешь пальцем, и опять тебе это все высветят. В каком-то смысле это удобство, а в каком-то - распущенность. Страдает память, исчезает концентрация. Это происходит не только с детьми, но и со взрослыми. В компании, в которой я обычно отдыхаю, путешествую, все любители спорта. Среди мужиков много разговоров про футбол, про хоккей. И вот когда заходит речь, к примеру, о том, кто и когда какой гол забил, а вот помнишь Месси, а сколько раз Пеле был чемпионом мира, то еще лет 20 назад люди поднимали глаза вверх, они вспоминали. А сейчас глаза опускают вниз, к девайсу. То есть они перестали обращаться к своей памяти, а этот гаджет, получается, стал для них дополнением мозга, заменил какую-то функцию человека. Как только речь идет о замене, у меня сразу начинается рефлексия по поводу будущего, в котором роботы-вершители командуют человечеством. Как удержать ребенка от этого соблазна? Все с этими девайсами бегают, друг другу что-то шлют, значит, соответственно родителям надо этот процесс ограничить, научить фильтровать. Первый этап, например, - не больше 30 минут в день, иначе вредно, глаза портятся. Это для старших, а младшим никаких гаджетов пока вообще не даем.

Для детей я обязательно нахожу время. Мне самому это очень нужно, и детям нужно. Хоть 15 минут, но отца они должны видеть каждый день. Если я не в командировке, не в отъезде, то должен хотя бы зайти в комнату, посидеть с ними, пока они мультики смотрят. Этому меня, кстати, научила жена. Я сначала не понимал: "Я деятельный человек, мне нужно с ними играть, читать, что я просто сижу, как дурак, на диване". Но Катя убедила: "Дети смотрят мультики и на тебя не обращают внимания. Но на подкорке у них откладывается: с ними в комнате мама и папа, день они провели в контакте с родителями".

Или вот я возвращаюсь с работы, надо успеть поговорить с детьми, а как поговорить, если все галдят, друг друга перебивают? Поэтому первый урок - урок сдержанности. Говорю: "Вы что галдите все одновременно? Давайте по очереди. Кто что хочет отцу сказать?". Естественно, старшие сразу берут инициативу, пытаются "задвинуть" малышей. Поэтому второй урок - урок вежливости: "Дайте малышам сначала сказать, уступите им". Конечно, это все банальные вещи, но они работают, если применять их изо дня в день, даже когда плохое настроение, даже когда нет времени. Дети ценят внимание, а главное, они это впитывают. И понимают, что ты с ними. Очень важно, чтобы, когда дети что-то делают не так и ты сетуешь им: "Слушайте, а что же не спросили, не сказали?", не услышать от них в ответ: "Да тебя спросишь что-нибудь, попробуй тебя найди".

Родители, на мой взгляд, просто обязаны иногда сходить с пьедестала, вставать с детьми на один уровень и разговаривать с ними на равных. На любой, даже самый сложный вопрос надо найти время и эмоциональные силы. Вот я сажусь смотреть кино с Варей. Она вдумчивая девочка, не любит, когда не понятно, что происходит на экране. Данила такой же, но иногда стесняется спросить, прервать, может позже прийти с вопросами. А у Вари не залежится. Она смотрит и вдруг говорит: "Пап, поставь на паузу, пожалуйста". Я ставлю на паузу. И она спрашивает, что ей не понятно. Например, в фильме "Это было в разведке", где примкнувший к разведчикам 12-летний беспризорный мальчик попадает в плен к фашистам, а наши его спасают, причем двое разведчиков остаются на верную смерть, чтобы задержать погоню, Варя спросила: "А почему они все вместе не убежали? Почему этих двоих бросают?". И я ей рассказываю, что иногда так бывает: чтобы спасти остальных, кто-то должен пожертвовать собой, что они настоящие герои.

Меня радует, что дочери это интересно, и что она задает мне вопросы. И я внутренне собираюсь, подыскиваю правильные слова, стараюсь не раздражаться, даже когда такие "непонятные" вопросы следуют с интервалом в 5 минут. Это и есть формула того, как поддерживать контакт с детьми. Всего лишь поделиться знаниями, эмоциями и уметь найти для этого время. Тогда возникает взаимное доверие и возможность какие-то самые важные слова, идеи ненавязчиво, без менторства, потихонечку ребенку в голову, так сказать, вложить.

Навязывать и прививать - не одно и то же. Конечно, каждому родителю хочется передать детям свой опыт и навыки, привить любовь к своему делу. Но сложность родительской роли как раз и состоит в том, что она меняется в динамике. Думаю, это важно, чтобы дети понимали, кто такие их родители, на чем они выросли, что для них было ценно. Часто это приводит к тому, что дети продолжают дело родителей. У меня есть друг, который в молодости занимался боевыми искусствами, у него черный пояс, чернее не бывает. Своих детей - и мальчика, и девочек - он тоже увлек этим делом. У друзей-хоккеистов дети играют в хоккей с разной степенью успешности. У Касатонова сын с нами играет, у Каменского сын Витя играет, Ларионов приехал, тоже сына привез. Короче говоря, желание передать свой опыт у нас в крови. Это же касается и любимых фильмов, и любимых мест.

Дети должны знать про нас все, понимать, какие мы на самом деле, и в том числе - какими были в детстве. Им это очень интересно, меня они часто об этом спрашивают. Тут отвечать нужно откровенно, не стесняться. Я сам, например, и жена, мы рассказываем, что вот мы там что-то не так делали, "двойки" получали, хулиганили, вазы били, чернила разливали. Это все им надо передавать, ведь мы же хотим, чтобы наши дети, вырастая и покидая, так сказать, родительское гнездо, оставались нашими близкими людьми. Чтобы возвращались к нам не потому, что мы, как и все любящие родители, можем подкинуть деньжат, а потому, что любят нас по-настоящему, понимают нас, мы друг другу нужны.

Потому что детям это нужно сейчас. Потом они покинут родительскую семью. А нам хочется с их любовью жить всю свою, так сказать, оставшуюся жизнь, как говорит моя жена, "до березки". Поэтому нам это важнее. Возможно, нам это труднее сделать, чем детям. Например, я прихожу домой, бежит навстречу Ульяша: "Папочка любимый пришел", - и все, я уже растаял. Или я задержался, не пришел их укладывать спать, читать на ночь, и жена рассказывает, что уже засыпавший Федя вдруг открыл глаза и спросил: "А где же папа?". Ну и все - отец уже весь плюшевый. Так что детям легко завоевать любовь взрослого, а вот попробуй ты снискать уважение ребенка, его доверие, желание, чтобы он всегда с тобой стремился поговорить, поиграть. Не когда ты его подбрасываешь вверх или крутишь на карусели, а в повседневной жизни. Чтобы ему было важно, что именно ты ему читаешь книгу, а не электронная система. Чтобы фильм смотреть тот, который вместе выбрали. Ну, вместе выбрали, это условность, конечно, я считаю, что надо уметь вовремя на своем настоять.

Конечно, надо уметь что-то свое детям передавать: пусть даже кино или книги, которые сам когда-то смотрел, или какие-то истории из своего прошлого. У нас удивительным образом сложилось: мы сами живем в "Лужках", а в соседней деревне Манихино я когда-то маленьким провел два лета у дедушки с бабушкой. И я детям рассказываю: "Вот это место называлось Белая горка. Сейчас здесь проходит бетонка, кругом все застроено, а раньше я собирал здесь белые грибы. А вот здесь мы переходили дорогу и в деревне собирали вишню, а здесь крыжовник и смородину. После этих рассказов у детей появился интерес к садоводству и огородничеству. Они посадили две яблоньки, грушу и кустарничек на полянке. Теперь, когда иду с работы, часто вижу детвору на огороде. То есть, мои рассказы о том, как мы жили на даче, копали картошку, щипали усы у клубники, для них не были напрасными.

Со своей стороны, обязательно нужно знать, чем интересуются твои дети. Это совсем другие игры, другие мультяшки, другие герои, нам не близкие и не понятные. От родителей требуется сделать над собой еще одно усилие, чтобы въехать в их, так сказать, новый мир. Ну, хотя бы немного. Разузнать хотя бы про что-нибудь, чтоб можно было поддерживать разговор. Вот мы с Варей смотрим мультфильм про Моану, дочь вождя, которая путешествует по миру. В школе Варя занимается в театральной и в вокальной студии, играет эту Моану в спектакле, поет песни из фильма. А я, зная эту историю, могу, как от мостика отталкиваясь, в разговоре перейти к чему-то более полезному. Говорю детям: "А давайте теперь я вам расскажу, как на самом деле проходят путешествия, какие бывают открытия". И вот мы сели вечером, и я стал читать Варе и Даниле "Дети капитана Гранта". У современных детей Жюль Верн, как выяснилось, идет тяжеловато. Помню, сам я прочитал "Дети капитана Гранта" во втором классе, мне было неполных 9 лет. Сейчас я читаю, на ходу упрощаю, пропускаю долгие жизнеописания, пересказываю, что там Жак Паганель рассказал об известных путешественниках, которые пересекали Австралию, а это занимает 12 страниц. Но даже в таком адаптированном варианте они куксятся и теряют интерес. Стало ясно: так читать не годится. Теперь я просто рассказываю им истории: про путешествия Магеллана, про Васко да Гама, про Колумба, про капитана Кука. Я подобрал карты, атласы, они отслеживают путь, соревнуются, кто первым найдет на карте, где острова Зеленого мыса, где Магелланов пролив. Это у нас тоже проходит в форме игры. Дети строят корабль, из пледа делают паруса, время от времени начинается шторм, я им что-нибудь ломаю, чтобы жизнь малиной не казалась.

Иными словами, учить детей надо на понятных примерах из их жизни. Иначе у них сложится впечатление, что их учат на примерах из чужой жизни, пусть даже родительской, но не их. Например, появилась компьютерная игра, которая детям нравится. "Говорящий Том", кошка какая-то бегает, собирает золотые монетки. Особо интеллектуальной нагрузки там нет, но пальцами надо тыкать быстро. Дети мне показывают, как играть. И я пальцами тыкаю. Как они радуются, что у них лучше получается, чем у отца - это ведь их победа. Необычайная радость.

Владимир Потанин расстегивает пиджак и медленно достает из внутреннего нагрудного кармана с левой стороны мешочек для ювелирных украшений. Внутри - медальон-складень: в серебристой раме миниатюрные портреты четверых детей и портрет их матери Кати в центре. "Вот развернул, и они с тобой. Глупый символ, архаичный, но работает. Трогательно, да?" - спрашивает Потанин.

Детям нужно давать возможность доминировать, побеждать. В этот момент есть возможность сформировать у них определенные навыки. Например, мы стараемся приучить их соблюдать режим. Но иногда даем возможность погулять подольше. То есть, всякое правило закрепляется исключениями. Когда вообще ничего нельзя, жить-то как? Жизнь нужно разнообразить. Как-то вечером мы с женой предложили детям сыграть роль родителей. Мы играем детей, а они нам дают наставления. И я начал хныкать и просить фонарик посветить. А они из вредности отказывают: "Нельзя". И тогда я говорю: "Как? Я же послушный. Вы мне сказали сидеть тихо, я сижу. Веду себя хорошо. Почему вы мне не разрешаете?". Данила почесал затылок, говорит: "Ну ладно, на тебе фонарик". Затем мы ему говорим: "Мы не хотим спать, давайте на лодке прокатимся", они соглашаются: "Давайте". А мы с Катей: "Подождите, как же так, вы родители, вы должны уложить нас спать. На время посмотрите! Раз вы играете во взрослых, давайте". Они подумали, как говорится, noblesse oblige (с французского "благородное происхождение обязывает"), и пинками загнали нас спать. Это я к тому, что детям надо давать почувствовать самостоятельность, ответственность, лидерство. Играешь в лидера, веди себя, как лидер. Играешь во взрослого, прояви характерную для взрослого, например, ответственность или терпимость, уступи.

Если взглянуть на ход вещей философски, получается, процесс воспитания и взаимовлияния идет всю жизнь без перерыва. Воспитание - это не отделенная от жизни история, а органично встроенная. Общаясь с ребенком, ты самим фактом своего существования его уже воспитываешь. Можешь активно участвовать в процессе, влиять на него, а можешь пустить на самотек, и это тоже будет твое влияние. Негативное, пассивное или более позитивное. Но соскочить невозможно. Теперь-то я это точно знаю.

Я думаю, что генетикой предопределено значительно больше, чем 10%. Но своим поведением, воспитанием, погружением в определенную среду, мы какие-то генетические предрасположенности можем усилить, а какие-то, наоборот, притормозить. Поэтому важно в раннем возрасте научить детей отличать "хочу" от "надо", "можно" от "нельзя", почему важно сделать сейчас или отложить. Умение сдерживаться, полученное в самом раннем возрасте, потом вырастает в навыки. Когда говорят "трудно повернуться к людям хорошей стороной", это означает, что у каждого человека есть эта хорошая сторона, но бывает трудно развернуться. И если у человека с раннего детства заложены самоограничения, уважение к другим, "можно-нельзя-нужно" в понятийном аппарате, они помогают ему во взрослом возрасте повернуться этой самой хорошей стороной.

Иногда соотношение генетики и воспитания, окружения - это вопрос удачи. У меня про это есть такая семейная история. В юности мой папа довольно прилично играл в футбол, и когда он поступал в институт, его приглашали в московское "Динамо". В этот момент он ухаживал за моей мамой. И однажды позвал ее на футбол. Хотел показать, какой он спортсмен. Как потом рассказывала мама, она вообще не могла понять, где он среди всех игроков, не видела его на поле. А он на скамейке запасных почти весь матч просидел. И тут в самом конце матча его выпускают на поле - и как раз бить штрафной удар в ворота соперника. Отец думал, что от этого удара зависит, возьмут ли его в основной состав "Динамо", и вложился в удар по полной. И попал… в штангу. В основной состав его не взяли, зато он поступил в МГИМО и женился на моей маме. Позже он часто стращал меня этой историей, что я чуть было, не стал сыном футболиста. И я со вздохом откладывал в сторону мячик и шел читать учебник географии.

У меня план такой: я готовлюсь к матчу столетия советского и российского хоккея в 2046 году. Эту дату будут отмечать все, и профессионалы, и любители, и ветераны. Мы будем проводить матч в рамках Ночной хоккейной лиги. До этого времени я побуду в рейтинге Forbes, мне нетрудно. А вот смогут ли дети опередить меня в этом списке, это другая история, вопрос философский. Конечно, хочется передать детям что-то, что ты умеешь, вместе со всеми правами, планами. Но мы не знаем, чего сами наши дети захотят, и следует ли давить на них, пичкать этой информацией. Это большой вопрос. Мои дети бывают в моем кабинете, приходят, смотрят, интересуются, с чем папа работает, кто такой папа. Где-нибудь Америке или в Европе достаточно сообщить, что папа - бизнесмен. А у нас такой профессии нет. Поэтому пока мама объясняет детям, что папа - директор завода.

Я сетую на то, что в нашем обществе, в нашем укладе профессия бизнесмена считается не очень хорошей профессией. Не такой, как, например, летчик или стоматолог. Она ассоциируется с несправедливой легкой наживой, часто с безответственным поведением, с китчем, с демонстрацией богатства.

Нам еще предстоит изменить этот образ в глазах общества, потому что бизнесмен, как ни крути, - сегодня одна из ключевых профессий. Бюджет и ВВП страны делают бизнесмены, как их ни называй. Эта профессия, которая служит двигателем экономики. Но общественного понимания этого пока нет. И из-за этого лично у меня возникают сложности, как объяснить детям, чем папа занимается. Я объясняю на примере людей, которые вместе со мной работают. Вот мой коллега поехал в командировку грузить корабли, чтобы отвезти продукцию на металлургический завод. Там из нее выплавят металл. Чтобы из этого металла сделать велосипед. Или, например, надо добыть медь из земли. Вот у нас на хоккейном стадионе в комнате отдыха стоит шикарный тульский самовар. Из чего он возник?

Короче говоря, единственный, на мой взгляд, адекватный способ объяснить маленьким детям, чем ты занимаешься, это показать пальцем результаты своего труда и показать людей, которые вместе с тобой работают. Кстати, благодаря этому объяснению, я понял одну важную вещь: не только мы учим детей и воспитываем, но и они нас. Вот, когда мне пришлось объяснять, чем я, как бизнесмен, занимаюсь, в моем сознании произошел своего рода водораздел. Получается, если ты делаешь что-нибудь полезное, то ты и детям можешь это показать. А если ты не можешь наглядно рассказать своим детям, отчитаться перед ними о своей работе, то ты и перед обществом не можешь отчитаться.

Кстати, общественная польза в наши дни стала еще одним параметром и в бизнес-стратегиях. Становится важным, можешь ты предъявить обществу пользу от своей деятельности или нет. Не то что бы я раньше об этом не задумывался, но я не отдавал себе отчета в том, что это влияет еще и на направленность бизнеса. Что так важно, обогащаясь, делать что-то полезное. Тогда твоя деятельность обретает смысл, и тогда тебя, грубо говоря, могут извинить за то, что ты богатый. Потому что во всех остальных случаях богатый означает изгой. И вот это я прочувствовал, пока пытался объяснить детям, чем занимаюсь.

Счастье в том, что на одной волне, на взаимопонимании происходит взаимообогащение. Возможно, это и есть то, что называется счастливая семейная жизнь. Вот знаете, от чего я больше всего устаю? Когда работаешь с аудиторией, неважно со своими сотрудниками на совещании, с корреспондентами во время интервью, с большой группой людей во время какого-нибудь массового выступления - больше всего я устаю от ощущения того, что это бесполезно. Когда я вкладываю свою энергию, трачу эмоции, жизненную силу. Если со мной поспорят, не согласятся или, наоборот, поддержат, или зададут вопросы, приходит ощущение, что энергия, которую я отдал, вернулась обратно, а я в результате стал богаче и сильнее. А вот когда силы улетают в черную дыру, сутками не могу восстановиться, ощущаю себя как выжатый лимон. В семье этот энергопоток работает, как нигде: ты тратишь свои душевные силы на близких, и тебе это возвращается в виде понимания, доверия, взаимодействия, иногда даже скандала. Эта энергия циркулирует в системе и в целом дает ощущение счастья. А если этого нет, то это счастье, как вода сквозь песок потихонечку уходит, и в какой-то момент, как пел Буба Касторский в фильме "Неуловимые мстители": "А ну спросите: ты имеешь счастье? И я отвечу: чтобы, да, так нет". Эта песня про тех, кому не повезло с энергообменом.

Семья похожа на бизнес по двум причинам. В семью, в отношения нужно инвестировать. Не инвестируешь - ничего не получишь. И, как в бизнесе, в семье работает ситуация win-win: ты делишься и ты получаешь это обратно. С этой точки зрения семья должна строиться как бизнес проект, и теперь я точно знаю, что семья - это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни. Ты инвестируешь самое дорогое, что у тебя есть. Это эмоции, чувства, время. Никакие деньги, награды и успехи не компенсируют неудачного проекта по созданию семьи. Я это тоже точно знаю теперь. Эта конструкция должна быть надежной. В банковском деле это называется кредитор - последняя инстанция, центральный банк. На войне это называют последним рубежом обороны, тылом, как угодно. Это нечто, на что можно опереться, чтобы обрести комфорт и устойчивость, которые в свою очередь зависят от того, сколько ты в это вложил. Вот так циркулирует эта энергия. Энергопоток прекратился - конструкция закачалось. И еще одна важная мысль: люди в хорошей, счастливой семье от общения друг с другом становятся лучше. Жена Катя часто говорит мне, что с того момента, как мы создали семью, она чувствует, что у нее стали исчезать многие, ну, как она сама их определяет, отрицательные качества. Как говорится, жизнь не сахар, и ей когда-то приходилось локотками толкаться. Но она не верит мне, когда я говорю, насколько я сильно изменился. Я стал более терпимым к людям, перестал быть таким гневливым, каким был раньше. Я мог с человеком разругаться на ровном месте, если он что-то не так сделал. Я был очень нетерпимым, я задирал планку и для себя, и для других так, что многие люди от меня отворачивались.

Помню, в 1980-е годы я ходил в магазин за продуктами. Был дефицит. У меня семья, маленький ребенок. И вот в универсаме вывозят тележку с нарезанной "Докторской" колбасой. Кусков 20. И все бегут. И, если ты, интеллигентный очкарик, ждешь своей очереди, колбасы тебе не получить. И однажды случился со мной вот такой стыдный эпизод: какой-то здоровый мужик, отодвинув меня своим могучим плечом, выхватил последний кусок колбасы прямо у меня из-под носа. А я представил своего голодного ребенка, пустую тарелку за ужином, укоризненный взгляд жены, и понял: "Нет, не могу!". И ударил этого мужика по руке - оть! - сыр выпал, а я другой рукой его поймал. Меня же десять лет тренировали в школе самбо Харлампиева, как бороться, когда на тебя нападают с ножом.

При всей анекдотичности этой ситуации, она хорошо иллюстрирует то, что когда ты поставлен в определенные условия, начинаешь вести себя соответствующим образом. Но когда ты в другой обстановке, надо вот это все, как учит Чехов, из себя по капле выжимать. Обуздать свои, назовем их так, излишне честолюбивые, амбициозные наклонности и поставить их на службу хорошим делам. Сделать это мне помогли Катя и дети. Они меня перевоспитали. Ведь для того, чтобы семья была устойчивой, нужно повернуться своей хорошей стороной к близким, а научившись это делать, становится легче избегать негатива по отношению и к другим людям. Ты приобретаешь навык, безопасный в семье, расслабляешься и без крайней нужды уже никому в глотку не вцепляешься. Про меня кто-то из журналистов написал, "маниакальное чувство цели". Ну, так вот, семья это маниакальное чувство цели смягчает.

Можно научить детей, чтобы они умели ставить цель и ее достигать. Но маниакальное чувство цели - это другое. Когда я это читаю, я это воспринимаю как проклятье. Потому что человек с маниакальным чувством цели не может быть счастлив. Он может быть успешным, богатым, властным. Когда все подчинено достижению цели, жизнь отступает на второй план. От этой болезни меня излечили семья и дети.

А вот умение быть целеустремленным - это благо, оно позволяет человеку концентрироваться, добиваться своего. Тут важно выбирать правильную цель. Например, уметь защищать свой внутренний мир, свой маленький социум, семейное счастье, и повернуться к людям хорошей стороной. Эта цель способна сделать тебя счастливым. Но для этого, чтобы так повернуться, нужно быть сильным, нужно уметь при необходимости кусаться, потому что, если ты повернешься, будучи слабым, беззащитным, тебе этого не простят, - образно говоря, нужно отвоевать свое право показывать людям свою лучшую сторону.

Если человек подчиняется стадному чувству, он никогда ничего в жизни не добьется. И в моей философской системе координат не будет счастлив. Поэтому он должен сохранить свою самобытность, отстоять право делать что-то свое. Если говорить бизнесовым языком, он должен отвоевать себе поляну, на которой делает свой бизнес. А для этого нужно иметь и собственное представление, и способность идентифицировать проблемы, явления, людей. При чем нужно уметь делать это своим собственным способом, нешаблонным. Как этому научить? Да, никак, честно говоря. Своим примером, "Делай как я". Ничего из того, что ты сделал, а ребенок заметил, нельзя удалить из его восприятия. Это стало частью его жизненного опыта, и ты можешь только поменять оценку этого факта другим каким-то опытом. И если у него нет конфликта между родительской моделью и его собственным личностным самоощущением, которое возникает к 15, 16, 20 годам, то ребенок остается с родителями. Ментально. При этом он может уехать учиться, может работать в Антарктиде, но оставаться на связи с родителями, как говорится, до старости. Как только он начинает создавать свою систему ценностей, которые вступают в противоречие с тем, что ему объясняли в семье, начинается расхождение с родителями. Ребенок строит свой собственный мир и корешки, которые его привязывают к родительскому дереву, обрубает. Поэтому модель, которую дети воспринимают, они воспринимают на нашем опыте, и этот опыт им или подходит, или нет.

Старшие дети выросли, они все взрослые люди и живут абсолютно самостоятельной жизнью. Их воспитание, конечно, сильно отличалась от того, что я вам сейчас рассказывал. Объясняется это тремя причинами. Отцовство в зрелом возрасте, безусловно, отличается от отцовства в юности. В 22-23 года у меня был, конечно, ветер в голове. Хотя я всегда считал себя человеком, который рано созрел для серьезных вопросов, но выясняется, что решение, например, производственных вопросов на работе, или лидерские качества в комсомоле, не означают, что человек созрел для создания семьи, для воспитания детей. Мои первые отцовские опыты пришлись на конец 1980-х-начало 1990-х годов, когда пришлось бороться за выживание семьи. Так лет на 10-12 я выпал из активной фазы воспитания своих детей. Конечно, я что-то пытался им транслировать, но и сам недостаточно дозрел до этого, ни времени не было. Ну, и наконец, для того чтобы воспитывать детей, муж и жена должны быть на одной волне, транслировать одинаковые ценности, быть союзниками.

Вы можете представить по тому шуму, с каким провалился мой первый семейный проект, что у меня это не получилось. Поэтому максимум, что у меня осталось от той семьи - от которой я, заметьте, не открещиваюсь и не вычеркиваю из жизни, просто с воспитательной точки зрения, особо нечем поделиться, - осознание того, что детям надо уделять внимание. Даже если отвлекся на работу, даже если работа почти в режиме фронта, это, как говорится, тебя как отца не извиняет. И, если ты не на одной стороне со своей второй половиной, ничего хорошего из этого не получится. Сейчас я общаюсь со старшими детьми, когда им нужен совет или помощь. Например, младший сын Василий советовался по поводу поступления в университет. Иногда мы с ним обсуждаем, как у него идут дела, какие брать предметы на курсе.

Настя советуется по бытовым вопросам. Сейчас она уже замужняя женщина, у нее свои задачи. Короче говоря, максимум нашего общения - мой совет или помощь, и то не всем, потому что не со всеми детьми у меня сохранился контакт после шумного битья посуды. Еще раз говорю: я не отказываюсь от наследия этих лет и не вычеркиваю никого из своей жизни, но сами понимаете, у меня нет энтузиазма это обсуждать. Это, скорее, повод для работы над ошибками.

Ну, я сам не заключал брачный контракт ни в первом браке, ни во втором. Возможно, в этом есть определенное чистоплюйство, но я считаю, что это неправильно с точки зрения института семьи. Кажется, Мопассан говорил, что замужество - это когда женщина отдается мужчине при посредничестве нотариуса. Я не рекомендовал своей дочери заключать брачный контракт, потому что трагедия расторжения брака, распада семьи имеет нематериальное выражение. Сегодня я это тоже точно знаю. Между супругами должно быть достаточно доверия, чтобы не писать друг другу денежные расписки.

Да, я настроен на то, что и мое будущее, и будущее моей семьи и детей будет связано с Россией. Русский язык, природа, друзья, знакомые, культурная среда имеют для нас с Катей большое значение. Несмотря на отсутствие у меня, например, языкового барьера в ряде стран, тем не менее, я не представляю себе, как бы я жил за границей. Одно дело съездить по делам или отдохнуть, другое дело жить. Мои дети от первого брака получали образование за границей, и практику проходили за границей, но говорят, что все равно вернутся домой и будут здесь работать. Конечно, чтобы быть конкурентным, сильным и продвинутым, нужен иностранный опыт. Раньше мы говорили западный, теперь уже и западный и восточный. Нужно знать языки, иметь возможность учиться в западных или восточных вузах, стажироваться за границей. Поэтому я буду поощрять детей, чтобы они получали знания там, где эти области лучше развиты, но приезжали применять их сюда. Я сделаю все для того, чтобы они остались со мной в России, хотя бы потому, что сам я никуда не собираюсь. В этом есть, разумеется, извечная родительская дилемма: мы для детей или дети для нас. Я для себя решил её так: надо воспитывать детей для того, чтобы они сами были счастливы, но стремиться, чтобы они делали счастливыми и нас.
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку

Гость
2. Скептик | 02.07.2020 в 19:07
> Я для себя решил так: надо воспитывать детей для того, чтобы они сами были счастливы, но стремиться, чтобы они делали счастливыми и нас.


Психологи предупреждают: формирование личных границ - важнейший этап становления личности подростка. Специалисты предостерегают родителей: не нарушайте границы, не читайте переписку, не требуйте порядка в комнате грубыми методами, добивайтесь доверия.
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку

Гость
3. Алексей9999 | 03.07.2020 в 05:48
>Психологи предупреждают: формирование личных границ - важнейший этап становления личности подростка. Специалисты предостерегают родителей: не нарушайте границы, не читайте переписку, не требуйте порядка в комнате грубыми методами, добивайтесь доверия.

Родительский голос звучит внутри каждого. Кто-то его реально слышит, большинство нет, но наш детский опыт никуда не уходит, он с нами до последних мгновений жизни.

Об этом речь, о том, что в голове, инфантилизм он из детства, когда делать ничего не надо, родители полностью обо всём позаботятся.
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку

Гость
4. Мама | 11.07.2020 в 18:01
Я не политик и не чиновник от образования и изменить что-то в государственной системе не могу. У меня другая роль - я мама.

И для меня цель образования и воспитания моих детей давно уже не в том, как адаптировать их к цифровому миру - это они прекрасно сделают и сами, а в том, чтобы они выросли в первую очередь личностями.

Поэтому я за всё то, что способно не только компенсировать грозящую всем клиповость мышления, но развивать человеческое в человеке - способность чувствовать и понимать людей, дружить, думать и принимать осознанные решения, брать на себя ответственность, иметь мировоззрение и крепкий внутренний стержень, в будущем - создавать крепкую семью, строить свою жизнь, руководствуясь нравственными и духовными ценностями.

Поэтому я за классическое образование по системе РКШ, за серьёзные учебники и чистописание, за системность, осознанность и вдумчивость, за устный счёт и изучение этимологии слов, за возможность ребёнка быть наедине с собой без гаджетов, за живые или настольные игры, за отдых на даче, огородничество и работу по дереву, за походы, ужин на костре и ночёвки в палатке, за бумажные книги, семейное чтение вслух и душевные разговоры за чаем, за сказки на ночь, за живую классическую музыку и хороший театр, за лыжи, коньки и велосипед, за живопись, лепку и рукоделие, за кошек и собак в доме - за всё живое и настоящее, что постепенно ускользает из жизни человечества, подменяясь цифровыми суррогатами, и за то, чтобы в детстве этого живого опыта было как можно больше.

А цифровое пространство с клиповым мышлением пусть подождёт, никуда оно от нас не убежит. Главное, чтобы не поглотило полностью.
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку

Гость
5. БрюсЛи | 31.07.2020 в 11:10
>Семейные традиции - абсолютное благо

"Вместо того, чтобы покупать своим детям все то. чего не было у вас. вы должны обучать его тому, чему вас никогда не обучали.. Вещи изнашиваются.. Знания остаются"
 Ответить | Пожаловаться | Получить ссылку
© 2000-2017 ООО "ВЕБ Миасс"   Пользовательское соглашение | Политика конфиденциальности